Главная » 2016 » Октябрь » 10 » Денис
13:30
Денис

Вечер был безнадежно испорчен. Я вдрызг разругался со своим любимым, и он гордо удалился, напоследок громко хлопнув дверью. Такие размолвки были для нас не редкость, но в этот раз мы оба чересчур уж перебрали. Гордости у обоих было хоть отбавляй, и я знал, что первый шаг к примирению ни я, ни он скоро сделать не решимся. В тоске я лежал на диване и уныло занимался самоанализом. Выводы были не утешительны, и от этого становилось все хуже. Надо было срочно что-то предпринимать, чтоб не угробить себя окончательно, и я решил каким-нибудь образом развеяться. Поход в клуб сулил очередную пьянку, визит к приятелям - неизбежные вопросы о Сашке. Ни того, ни другого мне не хотелось, и я решил просто съездить на вокзал. Причем, я заранее отнесся к этому походу, если можно так выразиться, по-философски - если получится там найти кого-нибудь, то будет хорошо, нет - ну и ничего, хоть развеюсь немного. С тем и поехал.

Любимое мной место - это привокзальная площадь. На ней находится много ларьков и не торопясь перемещаясь между ними и глядя на людей легко можно определить кто здесь действительно ходит с какой-либо целью, а кто, так же как и я - праздно шатается. В этот раз последних было много, но мой глаз без труда выделил молодого курсантика, по-видимому, еще первокурсника, который с пакетиком в руках неторопливо перемещался от киоска к киоску, нигде подолгу не задерживаясь. Легко вычислив его маршрут, я зашел вперед и не спеша пошел ему навстречу. Около ларька с пивом мы и встретились. Он равнодушно рассматривал витрину с лимонадом, я - покупая пиво, рассматривал его. Ничего выдающегося. Маленький скошенный лоб, остренький носик, подбородок с ямочкой и неожиданные для такого лица пухлые губы. "Роток-то рабочий”,- усмехнулся про себя я и купив пиво отошел от киоска. "Нет, это не мой вариант",- с такой мыслью я пошел себе дальше. Став около входа в вокзал и облокотясь на перилла мостика я не торопясь попивал пиво, не забывая посматривать по сторонам. Прошло несколько симпатичных парнишек, и даже солдатов, но настроение в этот раз было совсем не охотничье и я уже даже стал жалеть, что сюда приехал. "Сегодня толку не будет",- подумал я, закуривая сигарету. Решил постоять еще пять минут и пойти домой. А дома, купив бутылку водки, скоротать вечер под любимую музыку в гордом одиночестве. Размышляя так, я не заметил, как ко мне подошел тот самый курсантик. Из задумчивости меня вывел его голос: “У вас не будет закурить?" Я несколько удивленно посмотрел на него и молча протянул пачку. "Спасибо",- он взял сигарету, подкурил и встал недалеко от меня. Я также молча кивнул и отвернулся. В любое другое время я бы не преминул воспользоваться таким хорошим шансом завязать знакомство (тем более и бывает такое не часто), но в этот раз мне все было глубоко по барабану и докурив сигарету я пошел по направлению к ларькам за водкой энд закуской. Пока ходил искал то, что мне было нужно, выпил еще одну бутылку пива. Настроение хоть и с трудом, но начало подниматься. Купив все что хотел, плюс еще пива, я устроился на лавочке неподалеку и решил еще посидеть немного. "Домой я всегда успею, а тут глядишь, может, что и проклюнется",- так примерно рассуждал я, прекрасно осознавая, что без маломальских усилий с моей стороны никогда ничего не произойдет. А вот и тот самый курсант. Опять не спеша идет вдоль ларьков. И вид у него какой-то уж больно потерянный. Я же уже допивал третью бутылку пива, и настроение мое почти окончательно пришло в норму. "А почему бы и нет? - подумал я тогда. - В конце концов, я не много и потеряю. Если и нет, то сразу же поеду домой. А если и да, то хотя бы просто попьем с ним водку, поговорим. В случае если будет бесполезняк, то аккуратно выпровожу его".

Курсант легко пошел на контакт. Я снова угостил его сигаретой, предложил пива. Денис не отказался. Присели на лавочку. Оказалось, он встречает здесь свою сестру, которая должна приехать на поезде к нему в гости рано утром. А так как военное училище у нас находится за городом, то Денис взял увольнение и приехал на вокзал сейчас, чтобы скоротать здесь ночь. Лучше случая и не придумаешь. Я посетовал ему на свою судьбинушку, опуская ненужные подробности, рассказал и о том, что с горя, мол, решил сегодня напиться, что настроение - хуже некуда. Он вежливо сочувствовал. Так мы просидели минут двадцать. "А что, Денис, - "вдруг" неожиданно предложил я. - Может махнем ко мне домой. Составишь мне компанию, тебе все равно здесь до утра шляться. А если что, у меня и заночуешь. Утром я тебя на первую электричку посажу, к поезду и посеешь. А?" Грубо, конечно, но я решил не церемониться. Если откажется, то не долго думая, я пойду домой. "А где ты живешь?", - спросил он. По своему опыту я знал, что если так спрашивают, то процентов на восемьдесят человек уже согласен. Сказал. Он согласился, но как-то вяло, как мне показалось, без особой охоты. Скорее всего, боялся - с незнакомым человеком, бог знает куда ехать, чтоб попить водки и заночевать. С другой стороны, ночь на вокзале.... Приятного мало. По пути домой я размышлял о том, как мне себя с ним вести. Решил особо ничего не скрывать, но и не лезть сильно на рожон. Что будет, то и случится.

Дома меня поджидал сюрприз. На лавочке у подъезда сидел мой любимый, с которым я разругался накануне, и терпеливо ожидал меня. Видя такое, я внутренне напрягся, так как Саня особой сдержанностью никогда не отличался, и могли возникнуть ненужные проблемы с Денисом. Парень мог просто струхнуть и уехать обратно. Ну да не идти же из-за этого домой. Я приготовился форсировать события и заранее сделав свирепое лицо буром попер на Саньку. Денис за мной, чуть поотстав. Увидев меня, Саня криво улыбнулся, открыл рот, чтобы что-то сказать, но тут его взгляд упал за мою спину. Выражение лица сразу стало насмешливо-презрительным. Я махнул ему рукой, приглашая в квартиру, не устраивать же разборки на улице. Денис за мной. Пропуская его вперед, я коротко взглянул на него. Но даже этого короткого взгляда было достаточно, что бы понять, что парень уже жалеет, что сюда приехал и, скорее всего при удобном случае постарается уйти. "Кого ты притащил? ", - едва захлопнулась за нами дверь, спросил Санька полупрезрительно, в упор не замечая Дениса. "А тебе какого здесь надо?", - вопросом на вопрос ответил я. Произошла короткая перебранка, в результате которой Саня стал демонстративно собирать свои пожитки. Денис все это время стоял в коридоре, все, естественно, слышал и только бы полный идиот не понял, какие отношения у нас были с Санькой. "Ну и плевать", - подумал я, как только за Сашкой захлопнулась дверь. Может, это было и к лучшему. Не придется парня "шокировать". "Вот такая у нас жизнь с этим кретином", - коротко резюмировал я с улыбкой поглядев на Дениса. "Давай, разувайся, проходи, включай талек, я сейчас мигом картошку сварганю", - продолжил я. Он робко снял свои берцы и как-то скромно прошел в комнату.

Через полчаса, в течение которых он молча смотрел телевизор, а я колдовал на кухне, мы сидим за столом. Разговор поначалу не клеился, да и я особо не старался, решив про себя, что если он захочет вот сейчас уйти, то удерживать его не буду. По фиг. Вдруг Денис неожиданно спросил: "А кто тебе этот парень, брат что ли?" Ага, думаю, у тебя это из головы не выходит, это хорошо, а сам нарочито небрежно отвечаю: "Да какой он брат, так, любовник. Делили с ним постель и кров, да вот, разругались сегодня в хламину. Я ж тебе на вокзале рассказывал". "А я думал, ты про девушку мне говорил", - протянул он, глядя куда-то в бок. "Знаешь Денис такую поговорку: мальчик... девочка... какая в жопу разница. Так вот, по этому принципу я и живу", - сказал я улыбаясь. Он неожиданно звонко рассмеялся. Разговор наладился. Денис раскраснелся, и от былой его стеснительности уже не осталось и следа. "Тебе не жарко? - спросил я его. - А то сидишь в своем плащ - мешке, или как там это у вас называется, на улице жара стоит. Снимай, вон на стул повесь". Он не спеша разделся. А фигура-то у него была очень даже ничего. Видно было, что парень качается, причем не новичок. Рельефно выступающие мышцы спины, развитые плечи, что самое приятное - отлично прочерченный плоский живот. Вот только грудь недокачена, о чем я не преминул ему заметить. Следующие полчаса прошли в разговорах о "качалке", железе и особенностях различных методик. Я заставил его показать ноги на предмет мышц и Денис, послушно стянув штаны, остался в длинных семейных трусах. Ноги тоже были ничего себе, вообще парнишка был гармонично сложен и следил за собой. Но вывод об окончательной гармонии можно было сделать только в постели, а так как водку мы уже допили, да и время было позднее, я предложил идти укладываться. Прошли в комнату. Я стал расправлять диван, смотрю, Денис с беспокойством смотрит по сторонам. "Чего потерял?", - спрашиваю, сам уже зная, о чем он сейчас спросит. Так и есть: "А что мы на о дном диване будем спать?" "А что тебя смущает? - в упор спросил я. - у меня же не казарма, двухъярусных коек не имею". "Да нет, ничего - ничего", - поспешно ответил он, переминая с ноги на ногу. Легли. Я погасил свет, включил телек. Жаль, конечно, что видюшника у меня нет, было бы проще. Я его вообще-то не покупаю из принципа, но вот именно в таких случаях всегда жалею об этом.

По телевизору показывали какую-то несуразицу, я пощелкал кнопками пульта и вскоре выключил его вообще. Тишина. Денис лежит как мышка, даже не слышно как сопит. Своим бедром я ощущал его разгоряченное тело. Чуть-чуть пошевелился и придвинулся к нему плотнее. Денис не шелохнулся. "А что я, собственно, менжуюсь? - подумал тут я. - Ведь он обо мне все уже понял. Уйти, не ушел, а даже наоборот. Может, сейчас лежит и мечтает, о том, как это произойдет". Сказав так себе, я повернулся на бок и положил свою руку Денису на грудь. Он заметно вздрогнул и напрягся, но по-прежнему не пошевелился. Я сделал еще одно движение, и положил свою голову ему на плечо. Рука в это время вовсю ласкала его грудь. "Какое у тебя тело гладенькое, как у настоящего качка", - прошептал я, не переставая поглаживать его грудь вокруг сосков. Денис усмехнулся, но ничего не ответил. Вообще, это все враки, что мужчина любит только глазами. Ушами он любит ничуть не меньше женщины - проверено неоднократно. Нашептывая ему побольше комплиментов, можно добиться всего, чего хочешь. И в этот раз я так и поступил. Что уж я ему говорил, сейчас уже и не вспомнишь, но то, что это имело определенный успех - несомненно. Денис заметно расслабился, но все равно, лежал не шевелясь. Рука моя переместилась к нему на живот, а голова - на грудь. Еще мгновение, и я коснулся языком его уже заметно напряженного соска. Денис опять вздрогнул. Я ласкал его сосочек, то нежно сдавливая его губами, то, теребя языком, то слегка покусывая. Ему это явно доставляло большое удовольствие, и в какой-то момент он выгнулся, шумно вздохнул и положил свою горячую ладошку поверх моей руки, которая в это время вовсю исследовала неглубокий пупок. Я оторвался от его груди и поднявшись чуть выше нежно поцеловал Дениса в шею. Он же, сдавив мою руку, мягко, и в то же время, настойчиво, сдвинул ее ниже, на торчащий колом из трусов, член. От шеи Дениса я не спеша переместился к ушку, а рукой - сдвинул ему трусы. Он все понял, и, приподнявшись, сам их снял и бросил на пол. Член его уже ничто не сдерживало и он, вырвавшись наружу, вздрагивал от напряжения. Я медленно положил руку ему на пушистый лобок и сантиметр за сантиметром начал исследовать его дружка. А дружок был симпатичным. Тонкий и длинный (сантиметров 18-19), он изгибался к верху и увенчивался аккуратной острой розовой головкой. Я тихонько начал водить пальцами ему по стволу, постепенно убыстряя темп. Это немедленно возымело действие. Денис начал не то стонать, не то покряхтывать, а потом он тоже повернулся и, положив свою руку мне на бедро, не долго там задерживаясь, полез в трусы. Я облегчил ему работу, тем, что тоже стянул их и бросил на пол. Денис тут же ухватился за член и начал как-то яростно его дергать. Стало больно. Тогда я, привстав на диване, легонько опустился на Дениса и заведя обои руки ему за голову, посмотрел в глаза. Темно-коричневые глаза его лихорадочно блестели, на щеках проступил яркий румянец, а большие и влажные губы были полуоткрыты и, как будто манили к себе. Это было зрелище! Я медленно склонился над ним и не спеша поцеловал. Денис сомкнул свои руки у меня на спине, и крепко прижав меня к себе, начал целовать меня в ответ. Поцелуи его были быстрые и какие-то бестолковые, но зато сколько страсти было в них, сколько всепоглощающего огня желания! Ох, Дениска, ты мой. Дениска. Я тихонько отстранился от него и сдвинулся чуть ниже. И вот мой язык уже вовсю вычерчивает замысловатые кривые по его гладкому нежному торсу, спускаясь все ниже и ниже. Он положил свои ладошки мне на голову и легонько теребит волосы. Я сполз еще ниже и медленно провел языком по горячему стволу. Денис явственно застонал. Я коснулся его остренькой головки и не спеша прошелся по ней. Денис замер. Он уже не перебирал мне волосы, он шумно дышал и грудь его мерно поднималась и опадала в такт дыханию. Я же старался вовсю, то равномерно скользя по стволу, то едва касаясь его. Он уже стона л громко и все с возрастающим чувством. В какой-то момент его руки, так и лежащие у меня на голове, надавили на затылок, и я, подчиняясь его желанию заглотил член целиком и тут же поперхнулся. Но Денису уже было все равно. Выгнувшись дугой, он с протяжным стоном фонтанировал густыми белыми струями мне в лицо и себе на грудь. Спермы было так много, что она не помещаясь у него на груди и животе медленно стекала на простынь. Я, примостившись рядом, с интересом всматривался в лицо Дениса. Он лежал, закрыв глаза, и часто дышал. Его низкий лоб был густо усеян каплями пота, лицо раскраснелось, короткий, по-армейски стриженый ежик темно-русых волос тоже блестел от пота. Вот он открыл глаза и, посмотрев на меня, как-то виновато улыбнулся. "Ну как ты, ничего?", - спросил весело я. "Кайфово!", - только и сказал он и опять закрыл глаза. Я прилег рядом и провел рукой по его непослушным волосам. Денис не открывая глаз, еще раз улыбнулся, и приобняв меня, устроился у меня на груди. Так мы пролежали минут пять, каждый думая о своем. Молчание прервал я: "Подъем, курсант! Айда в душ, смывать порывы страсти!" "А мы там поместимся?", - с сомнением в голосе спросил Денис. "Ну я же не полтора центнера вешу, да и ты не Геракл", - ответил ему я. В душе, взяв мягкую губку, я намылил ее и говорю: "Давай я тебе спинку потру". Пауза. "И не только", - закончил я. "Ух ты какой!", - засмеялся он и послушно повернулся спиной. Нет, губкой - это не то. Хоть она и мягкая, но всю прелесть его спины нужно ощущать руками. Поэтому я отбросил ставшую ненужной губку и провел по его спине рукой. Под тонкой кожей хорошо прощупывалась каждая мышца, да и Денис, зная это свое преимущество, нарочно "заиграл" спиной, напрягая поочередно то одну, то другую группу мышц. Впечатление было восхитительным, я прижался к его спине всем своим телом и провел рукой по животу. Вдруг Денис неожиданно повернулся ко мне лицом, обнял меня крест-н акрест и крепко поцеловал. Я с не меньшей страстью ему ответил, но ему было нужно не это. Наклонив голову, он поцеловал меня сначала в шею, потом легонько коснулся языком груди, и недолго задерживаясь, присев, взял в рот моего возбужденного дружка. Ну как он это делал! Его пухлые губы, словно горячая истома обволакивали мою головку, язык, подчиняясь воле хозяина, послушно скользил, то вокруг нее, то по стволу, то быстро-быстро, а то очень медленно, как бы нехотя, словно дразня меня. Нет, новичок так делать не может, это опыт, убей меня гром, но это был опыт! Но тогда я об этом не задумался, я весь отдался порыву наслаждения. А Денис знал свое дело и, почувствовав приближение моего оргазма, он заработал энергичнее. Словно горячая влажная труба засасывала мой член в себя. И вот уже я сам, сжавшись до невиданных размеров, куда-то лечу, нет, не лечу - падаю в это неизведанное лоно. Все!... Я открыл глаза. Тугие струи воды били по коротко стриженой макушке. Денис, сидя на корточках, сдаивал последние капли. Вот он задрал голову и смешно морщась и уворачиваясь от воды посмотрел на меня. "Ты как?" Вместо ответа я покачал головой, шумно выдохнул воздух и подняв его за плечи с благодарностью нежно поцеловал. Он прижался к моему плечу. Так мы и стояли, не обращая внимания ни на бьющую сверху воду, ни, тем более, на время.

"Ты где так классно научился?", - задал я не дававший мне покоя вопрос, когда мы вновь уже лежали на диване. Вместо ответа я почувствовал, как Денис улыбнулся в темноте и через паузу, которая длилась слишком долго, коротко сказал: "Нигде". Ну да, Бог с ним, думаю, пытать смысла нет, если захочет, все сам расскажет. Я поцеловал его в висок. Он тут же повернул свою голову, нашел мои губы и снова впился в них. Я с наслаждением ему ответил. Денис извернулся ужом и оказался на мне. Потом он приподнял голову, наклонился к моему уху и еле слышно прошептал: "Я хочу тебя". Наши члены в это время, зажатые со всех сторон, усилиями Дениса энергично терлись друг об друга. Я молчал. Денис, расценив это мое молчание как согласие, снова приподнялся, раздвинул мне ноги и согнул их в коленях. Я лежал молча. Будь, что будет. Он, между тем, уже обильно смазывал мне дырочку слюной. Потом, придвинувшись ко мне вплотную, аккуратно надавил головкой на нее. Ни боли, ничего такого я не почувствовал, наверное потому, что член у него был узкий, да и входил он не спеша, короткими толчками. Он вошел в меня уже наполовину, остановился, и вдруг с силой вогнал член по самые яйца. От неожиданности я вскрикнул и застонал. "Уже все-все-все, хороший мой, все", - бестолково прошептал он, начиная делать поступательные движения. Боль и в самом деле быстро прошла, уступив место сладкой истоме, волной поднимавшейся снизу и постепенно охватывавшей все тело. Денис же старался вовсю. Одной рукой он опирался об диван, а другой - массировал мне член, то сжимая его у основания, то легонько теребя сверху. Это было не просто приятно, это было великолепно, и я, закрыв глаза, весь отдался навстречу Денису, его страсти, его желанию. Я потерял счет времени. Денис убыстрял темп. "О-о-о..., - протяжно выдохнул он. Я сейчас кончу". Как будто как в тумане я убрал его руку и начал энергично дрочить себе, пытаясь поспеть за Денисом. Он уже себя не контролировал. Еще три движения, и он вогнав в меня член по самое "нихочу", громко закричал. Тут и я подоспел. Струя густой спермы брызнула в лицо Дениса. Одновременно я чувствовал горячий поток, струившийся во мне. Денис же, закрыв глаза, ловил мою струю открытым ртом, капли спермы падали у него с подбородка, стекали по груди. В изнеможении он рухнул на меня, смешивая капли пота с живительной белой влагой. Уфф! Вот это да! Давно я не получал такого кайфа, ай да пацан, вот это курсантик. Сам виновник такого фурора еще лежал на мне, дыша как паровоз братьев Черепановых, его плечи блестели от пота, волосы взмокли. Вот он пошевелился, поднял голову. "А сколько сейчас время?", - прозвучал неожиданный вопрос. "Иди в душ, Голиаф, еще поспать успеешь", - ответил ему я. Он поднялся. В размытых утренних сумерках он весь блестел от пота, как качок на картинке в подобного типа журналах. Смотрелось красиво. Он мылся, а я размышлял. Вообще-то, такие встречи у меня не редкость, и, как правило, они длятся всего одну ночь. Телефон я свой никому не даю, адрес на доме не написан, а визуально его найти не могут даже до сих пор мои друзья, знающие меня не один год, так как дом подобен десяткам таких же, в беспорядке разбросанных по массиву. Но это был не такой случай. Я поймал себя на мысли, что расставаться с Денисом мне совсем не хочется, даже наоборот, хотелось, чтоб он остался здесь подольше. "Зацепило. - Ухмыльнулся я про себя. - Ладно, утро вечера мудренее. К тому же я его сам не попробовал. Утром буду молчать до самого последнего. Посмотрим что он скажет." Решив так, я тоже ополоснулся в душе и прилег рядом с Денисом. Через полтора часа следовало его будить на электричку. Для страховки я завел будильник и приобняв Дениску, сразу же уснул у него на плече.

Звон будильника прозвучал как гром среди ясного неба. Денис резко вскочил и как очумелый завертел головой по сторонам. "Что, проспал?", - отрывисто спросил он. "Нет, все в порядке. - Ответил я ему. - Электричка через двадцать минут, а твой поезд - через пятьдесят. Успеваешь. Одевайся, пойдем, провожу". Денис поднялся, натянул свой семейный "парус" и вдруг, упав резко на пол, стал с остервенением отжиматься. "У тебя перекладины нет?", - спросил он, закончив отжимания. Я кивнул в коридор, где в проеме двери была приделана перекладина. Минут пять он подтягивался, потом, спрыгнув, по-спартански быстро оделся и стал зашнуровывать берцы. Я, уже одетый, стоял на пороге. Ни слова, ни полслова про бурную ночь. "Ну что, пошли?", - спросил я, открывая дверь. Кивок. В таком же молчании мы дошли до перрона. Я купил себе пива. Он отказался. Объявили электричку до вокзала. Денис стоит молча, глядя в сторону. "Ведь сейчас же уплывет мое счастье", - с тоской подумал я. А, в гробу я видал свои принципы! "Ну что, Денис, давай прощаться", - мягко улыбнулся я. Он повернул ко мне свое лицо с широко открытыми глазами. "Спасибо тебе за прошедшую ночь, - продолжил я. - Ты просто молодец". "Тебе тоже спасибо", - смущенно улыбнулся он, отводя глаза в сторону. Ну же? Ну? Есть!!! "Можно я тебе позвоню, как буду в увале в следующий раз?", - спросил он как-то робко. "У меня здесь в городе никого нет", - ни к селу, ни к городу добавил он. "Конечно же, можно, Денис. Записывай номер. - Я продиктовал несложный номер телефона. - Как будешь свободен, звони. А я буду для тебя и мамкой, и папкой, и братом, и еще кое-кем в одном флаконе", - добавил я широко улыбаясь. Он засмеялся, как мне показалось, с облегчением, записал номер. Электричка уже открыла двери. Я крепко сжал его сильную ладонь. "Счастливо, Денис, и удачи! Звони", - он уже стоял в тамбуре. "Обязательно...", - двери с шумом захлопнулись. Он махал мне сквозь мутное стекло, пока электричка не тронулась....< /FONT>

Встретились мы с Денисом через 2 месяца. Он неожиданно мне позвонил утром, когда в квартире отсыхали после бурной ночной пирушки мои друзья. Я пил пиво на кухне. Трубку взял Андрей. "А кто его спрашивает?", - нарочито грубо (он всегда так) спросил он. Пауза. Андрей появился на кухне. "Тебя там какой-то Денис к телефону. По голосу - не наш", - сказал он уверенно. Воспоминания волной захлестнули меня. Два месяца - срок не маленький, и я уже перестал ждать, что он мне позвонит, решив, что парень просто дал задний ход. А тут... С волнением я взял трубку... Точно Денис. И голос у него бодренький, и увольнение сегодня, да еще и на сутки, и купит он что надо, и привезет прям немедленно, и будем мы гулять, так как он сдал весьма важный экзамен, и, вообще, он давно меня не видел, и очень сильно соскучился. А звонить он мне - звонил, да три раза, а дома никого не было. Все это он мне протараторил за две минуты. "Вот шельмец!", - подумал я, а вслух: "Конечно, Дениска, приезжай, ехай на электричке до той станции, где мы с тобой простились, а там я тебя встречу". Отбой. Корефаны наперебой принялись расспрашивать - кто такой, да откуда. Рассказал вкратце. Всеобщий интерес. Естественно, никто домой уходить не захотел, хотя до этого собирались. Толпа изъявила желание видеть Дениса. Поразмыслив, я решил не противиться их желанию, тем более, мне и самому было интересно видеть, как он поведет себя в незнакомой ему компании.

И вот наша встреча. Денис в новой форме, в руках сумка, а глаза так и светятся. "Привет!", - он широко мне улыбается. "Дарова, бродяга!", - не выдержав, я обнимаю его, похлопывая по спине. О, это уже подзабытое чувство упругой спины! Черт! я его хочу. Зря, наверное, приятелей не разогнал, ох зря. Но тем не менее... Рассказываю ему. Денис ничуть не смущается. "Да вместе веселее, - говорит он и неожиданно спрашивает, - А что, они все такие...?" "Какие?", - немедленно откликаюсь я. "Ну... такие.. как ты..", - отвечает он смутившись. "А какой я?", - подзадориваю его. Он окончательно засмущался и густо покраснел. "Не боись, Дениска, все они такие. Но тебя не укусят, и тем более, часа через два я их всех выпровожу. Так что спать мы будем вдвоем", - окончательно "успокаиваю" его я.

Пришли. Познакомились. Впечатление он на них произвел, особенно своей фигурой - это было видно невооруженным глазом. Да и Денис оказался парень не промах - на все шутки и подначки он с улыбкой отвечал, совсем не стесняясь. Выпроводил я всех не через два часа, как хотел, а через пять. Пока не закончилось спиртное, никто не двинулся с места. Мы с Денисом пили пиво и поэтому были самые тверезые. Вот за последним гостем захлопнулась дверь. Я прошел на кухню - Денис там мыл посуду. "Ну вот и все! Отмучились", - с облегчением сказал я и поглядел на Дениса. Он вытер руки полотенцем и порывисто обняв меня, припал к моим губам. "Ой, как я долго этого ждал, - сказал он отстраняясь, - пошли в комнату". В комнате мы бестолково обнимаясь и тискаясь, повалились на диван, и путаясь друг у друга в одежде принялись раздевать друг друга. Не знаю как Денис, а на меня страсть накатила волной, и я, уже не соображая что делаю, принялся лихорадочно осыпать его поцелуями. Денис не отставал. Я гладил и ласкал его сильное тело, наслаждаясь каждой клеточкой, каждым сантиметриком его упругой кожи. Как я раньше мог пройти мимо его таких глубоких карих глаз, такого чувственного рта? А между тем, этот самый чувственный рот уже вовсю занимался моим членом и это уже забытое ощущение горячей трубы, в которую падаешь сломя голову, вновь захлестнуло меня. Закружилась голова и я, забыв все на свете, порывисто подался навстречу этому чувству...

Пришел в себя уже лежа в объятиях Дениса. Машинально посмотрел на время. Прошло всего-то пять минут. На кухне до сих пор лилась вода из незакрытого Денисом крана. Сам он тоже приходил в себя.

Закончив сообща уборку в квартире, мы опять прилегли на диван. Делать ничего не хотелось, говорить тоже. Просто лежали. Он - у меня на груди, я - ероша его жесткий ежик волос. Вечерело. "Младший сержант Курылев!", - вдруг неожиданно резко сказал я. Он вскинулся и удивленно посмотрел на меня. "Ты как хочешь, - продолжал я, улыбаясь во все 32 зуба, - но я тебя сегодня трахну!" "Чего - чего?, - завопил он удивленно. - Это мы сейчас посмотрим. Я тебя завалю и скручу и ты будешь полностью в моей власти". С этими словами он взгромоздился на меня и потянулся к рукам, желая сразу нейтрализовать. Но я был начеку, быстро вывернулся из-под него, и тут началась веселая возня, сопровождавшаяся скидыванием одеял, бросанием друг в друга подушек и в оконцовке - борьбой на полу. Весовая категория у меня была больше и вскорости я полностью одолел Дениса, положив его вниз лицом и заломив руку за спину. "Ну, чья взяла?", - спросил я пыхтя и отдуваясь. "Твоя, твоя", - просипел он. "Победителю - приз!", - провозгласил я, отпуская руку. "Какой это?", - игриво спросил он, повернувшись в пол-оборота. "Как это какой? - притворно удивленно переспросил я. - Побежденный раздвигает ноги". "Мне будет больно!", - весело "прохныкал" Денис. "Ну ты же солдат, причем, будущий офицер! Тебе положено терпеть", - резюмировал я. Пока происходил весь этот шутливый диалог, я, своим давно уже поднявшимся членом, массировал его дырочку, то слегка нажимая на нее, то отводя в сторону. "Пользуешься тем, что я слабее и младше тебя", - "обиженно" проворчал он, раздвигая ноги. Смазав кремом его и себя, я надавил посильнее. "Ой - е- ей!, - сразу заверещал Денис. - больно - больно!" Я легонько хлопнул его по заднице: "А ну расслабься!" Сам же надавил еще сильнее и неожиданно легко вошел в него. Денис, уже не шуточно охнув, замолчал. Я уже в нем. "Ну как?", - спрашиваю. "Терпимо", - отвечает он мне сквозь зубы. Я начи наю потихоньку двигаться в нем. Чувствую, вскорости Денис начинает подмахивать легонько попкой. А она у него маленькая, тоже мускулистая. Я поставил его на карачки, не выходя из него, и продолжил с новой силой. Денис стал тихонько постанывать. Я увеличил темп, чувствуя, что оно где-то рядом, скоро захлестнет. Денис, распластав руки по дивану, уже отчетливо стонал. Я коснулся рукой его писюна. Ого! Да он в полной готовности. Я стал в такт подрачивать его. "Не надо, не надо, - прошептал он, - а то я сейчас кончу". Вместо ответа я зарычал и войдя в него крепко и полностью, резко остановился. Сперма била из меня в его горячее лоно. Денис, почувствовав это, сильнее сжал ягодицы. Новая волна оргазма захлестнула меня и я, не отдавая себе отчета, закричал...

Прошло три года. Три года, насыщенных нашими встречами, разлуками, и снова встречами. Было все - и ссоры, и обиды, и безосновательная ревность, и, порой, основательная. Мы мирились и ссорились. Но неизменно, каждое с ним свидание было для меня как праздник. Говорю это, совершенно не привирая. Увольнительные у Дениса были не так уж и часто. Да и у меня график работы не всегда позволял свободно с ним встречаться. И встречи наши с ним происходили примерно раз в месяц. Но какие это были встречи! Истосковавшись друг по другу, мы буквально падали в объятья прямо на пороге квартиры, забыв даже запереть дверь. Денис за эти три года раздался в плечах, заматерел, в голосе появились грубые начальственные нотки. Пару раз я приезжал к нему в училище. Он, гонявший по плацу вчерашних школьников, а ныне первогодок - салажат, едва завидев меня, менялся в лице и забыв весь свой начальственный вид спешил ко мне, широко разведя руки. Прошло три года... У Дениса выпуск (оказывается, когда мы с ним познакомились, он был на втором курсе), отзвучали парадные фанфары, отгулялся прощальный вечер. Денис - лейтенант РА. Золотые погоны, блестящие звездочки на них. Ладно сидящая форма. Денис вертится перед зеркалом, все не может налюбоваться. Явно ожидает от меня комплиментов. Эх, Дениска - Дениска, внутренне ты остался таким же, каким был - простоватым, веселым и таким же приятным и милым моему сердцу. И хоть вчера я видел тебя грозно сдвинувшего брови и матерящего на чем свет стоит неуклюжего салажонка, со мной ты - такой же, как и раньше. Оторвавшись от немного грустных размышлений, я, в очередной раз посмотрев на такую ладненькую фигуру Дениса, коротко резюмирую по поводу его формы: "Фуфло!". "Чего?", - и он кидается на меня, забыв про с таким трудом наведенные на штанах стрелки, и про безукоризненно выглаженный китель. Мы вновь, как и три года назад, катимся по по лу....

И вот - последняя наша ночь. Денис уже побывал дома, в отпуске, и теперь едет в часть - на место службы в такой далекий Красноярск. Как и три года назад - поезд рано утром. Как и три года назад - мы сидим за столом, пьем водку, а разговор не клеится. "Надо поспать, Денис", - говорю я, хотя, какой тут к черту сон. Ложимся. "Ты мне будешь писать?", - спрашивает он, а голос предательски прерывается. Вместо ответа я целую его, ощущая на губах соленый привкус. Как паршиво-то! Так мы и лежим всю ночь, не смыкая глаз и не проронив ни слова. Дениска у меня на груди изредка вздрагивает. Я крепко обнимаю его, гладя его такой же непослушный ежик. "Я все равно приеду к тебе, я добьюсь, меня переведут сюда, вот увидишь...", - шепчет он, поднимая мокрое от слез лицо. "Ты только мне пиши, слышишь, пиши обязательно. Не забывай меня, пожалуйста..", - и он стискивает меня в объятьях.

Утро. Электричка. Поезд. Говорим о какой-то ерунде. Отправление. Денис с бледным лицом стоит в проеме двери вагона. Я улыбаюсь. "Держись там, братка!", - говорю, а у самого першит в горле. Дениска улыбается в ответ. Молодая проводница поворачивается к нему, чтоб что-то сказать, да так и замирает. По лицу Дениса катятся крупные слезы…

P.S. Прошел еще год. У меня скоро отпуск. Поеду в Красноярск. Увижу Дениса, познакомлюсь с его молодой женой.... А может, не стоит, а?

Автор: Погонщик

Просмотров: 136 | Добавил: dmkirsanof | Теги: Погонщик | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar