Главная » 2016 » Сентябрь » 1 » Колян
14:26
Колян

Расстегнутая дубленка, на голове вязаная шапочка, чудом держащаяся на самой макушке, темные джинсы, свитер навыпуск - парень стоял пошатываясь в тени газетного киоска. Даже невооруженным глазом было видно, что он был здорово пьян.
На остановке рядом - такси. Только такси и больше никакого транспорта. Да и какой может быть в это время суток транспорт? Второй час ночи, как-никак. Самый поздноходящий транспорт - троллейбус ушел часа полтора как назад, и поэтому владельцы машин с "шашечками" и без, чувствовали себя вольготно. Понаставив свои машины где не попадя, загородив всю проезжую часть, некоторые из них кучковались неподалеку, лениво перебрасываясь короткими фразами. Оживление их было понятно - через час должен был прибыть Новокузнецкий поезд, и тогда они неторопливо двинут на мост, чтобы там, лениво и вызывающе бренча ключами, выискивать пассажиров с большими баулами или просто лохов, впервые попавших в город и нервно оглядывающихся по сторонам....
На людей, что стояли на остановке, таксистам было, по большему счету, начихать - кому надобно ехать, тот сам подойдет. Да и не было в этот час на остановке никого - пара-тройка бомжей, влюбленная парочка на скамейке, которая несмотря на столь поздний час и пусть теплую, но все-таки февральскую ночь, никого не замечала, да пьяный тип около газетного киоска.
Этот "тип" стоял там довольно давно. И было совершенно непонятно - чего или кого он тут ждет и ждет ли вообще. В руке бутылка пива, которая от постоянного встряхивания уже мало напоминала благородный напиток. Да и парень, казалось, о ней забыл. Во всяком случае, последние двадцать минут он ни разу не приложился к ней, а только встряхивал и болтал, словно издеваясь над пивом.
Но видимо кой-какой мыслительный процесс в стриженной почти под ноль голове происходил, мало того, даже пришел к какому-то законченному результату. Потому как парень, решительно оторвавшись от киоска, сделал несколько коротких шагов и оказался на освещенном тротуаре. Тут он недоуменно закрутил головой, словно соображая куда попал, перевел взгляд на бутылку пива в своей руке, сделал несколько глотков и решительно двинулся к проезжей части, туда, где в беспорядке стояли машины. Ближе всего к нему находилась вишневая "восьмерка" с "шашечками" на крыше. Водитель - немолодой, плотный мужик, включив тусклый верхний свет, вдумчиво разглядывал мудреный сканворд. Окошко со стороны пассажира было приоткрыто ровно настолько, чтоб сказать куда надобно ехать.
-Шеф, поехали! - хриплым голосом произнес парень, нагнувшись к самой щели и держась одной рукой за крышу. В другой руке - на отлете - пресловутое пиво. Учитывая его состояние, поза и впрямь неустойчивая.
-Куда? - таксист повернул голову и поверх очков посмотрел на неожиданного клиента.
-Домой, - парень не удосужился более подробными объяснениями, а попытался открыть дверь. Разумеется, дверь была закрыта.
-А по деньгам? - водила словно не замечал попыток парня проникнуть в салон.
-Поехали, я говорю! - он громко икнул, от чего, видимо, потерял равновесие. Рука, держащая ту самую бутылку, описала опасную дугу, и чуть было не угодила в лобовик. Таксист недовольно поморщился.
-Куда ехать?
-На Затулу.
-Двести пятьдесят.
Пацана как током шибануло. Он отшатнулся от машины.
-У тебя чё, крыша поехала? - для убедительности он постучал бутылкой пива по крыше "восьмерки", так и оставив ее стоять там. - Да за такие деньги я и пешком туда дойду!
-Вот и иди, - был ему спокойный ответ. - Только бутылку с крыши забери.
Парень его не слышал.
Давай за полтинник, а? - для убедительности он порылся в карманах дубленки и извлек смятый комок бумажек. - Постой, у меня тут даже больше. Щас, подожди.... - он стал старательно, так, как это делают только пьяные люди, расправлять каждую купюру и складывать их одна к одной.
-О, даже восемьдесят! - раздался радостный возглас. - Поехали, братан!
-Двести пятьдесят, - "братан" даже не поднял головы.
Течение мысли пьяного человека не поддается никакому анализу. Только что перед тобой вполне миролюбивый, добродушный, пусть даже сильно пьяный, но вполне безобидный человек, как вдруг - опс!
-Да ты охуел, сука! - возглас был довольно мощный. - Ах ты гнида толстожопая, на работягах, сука, разжиться решил! Да я тебе, мудак, щас все стекла повышибаю, - рука, держащая деньги судорожно сжалась в кулак. С таким трудом расправленные и рассортированные купюры опять превратились в бесформенный комок.
-Отойди от машины, - сквозь зубы, тихо, но достаточно внятно произнес водитель.
-Отойди? Да я тебе так отойду, ты у меня сам сейчас огородами отходить будешь, как заяц пятилапый! - парень взмахнул правой рукой.
Нет, это было не специально. Какой бы он пьяный не был, специально этого делать вряд ли кто будет. Просто по случайности, но пресловутая бутылка, описав полукруг, выскочила из ослабевших пальцев и шмякнулась на крышу "восьмерки". Нет, удар был не сильный, можно сказать, это был даже не удар - бутылка не разбилась. Но оставшееся в ней пиво немедленно потекло мутно-желтой пеной по лобовому стеклу, следом на капот скатилась бутылка, и не удержавшись там, упала на бампер, а оттуда на мягкий снег, плотным грязным слоем покрывавший проезжую часть....
Паренек моментально съежился, весь гонор немедленно испарился.
-Шеф, извини, я нечаянно!
Но шеф уже выходил из машины, держа в руках короткую монтировку. Парень испуганно смотрел на него, медленно пятясь в тень спасительного киоска. Он смотрел только на таксиста и совсем не видел его коллег, которые уже давно наблюдали за неуклюжими попытками подвыпившего пацана уехать. Он не видел и то, что на последней сцене они, лениво перебросившись короткими рублеными фразами, неторопливо двинулись в их сторону.
Но все это видел Сашка.
Он уже давно стоял рядом с закрытым коммерческим киоском, внимательно наблюдая за происходящим. Вернее сказать, его внимание целиком было приковано к пареньку в вязаной шапочке на затылке, а при наступлении активных действий с его стороны, он, словно гончая, подался вперед, стараясь не упустить не малейшей детали в происходящем сейчас на его глазах.
Нет, в его планы вовсе не входило вмешиваться во все это, да и зачем? И хоть он прекрасно знал, чем все закончится, да и симпатии его были на стороне парня (а то!), но помочь ему по большему счету он ничем не мог. Более того, такая вот развязка его вполне устраивала. Устраивала только тем, что теперь этот пацан уже точно никуда не поедет.... А покалечить сильно они его не покалечат. Точняк. Ведь это не отвязная вокзальная братва, а обычные таксисты. Пусть наглые и самоуверенные, но никак не беспредельщики....
Стоящие многочисленными рядами на привокзальной площади коммерческие киоски позволяли найти такое местечко, которое было бы надежно скрыто от посторонних глаз. От всех, но не от Сашкиных. Легко переместившись, он оказался около входа в подземный переход и присев на корточки, почти полностью оказался в тени ограждения. Отсюда ему было видно все как на ладони. Можно сказать, что только ему одному, потому как то место, куда отвели таксисты подвыпившего паренька, было не видно ни со стороны дороги, ни со стороны входа в вокзал, где царило хоть слабое, но оживление. Единственное плохо - ничего не было слышно. Да, впрочем, Сашке было достаточно увиденного.
Окружив паренька плотной толпой, пятеро здоровенных таксистов, среди которых был и хозяин "восьмерки", что-то недолго втирали пацану. Парня было совершенно не видно за их головами. Потом Сашка увидел короткий замах рукой, потом еще один. "Лишь бы не монтировкой", - подумал он. Но нет, она по ходу, в дело не пошла. Потом он расслышал короткое и характерное "ой, бля!". А опосля все кончилось. Таксисты неторопливо пошли к обочине, лениво, и как бы нехотя оглядываясь по сторонам.
А внимание Сашки было целиком и полностью приковано к парню. Прислонившись спиной к стене киоска, он ощупывал лицо, не делая никаких попыток куда-либо уйти. Наступила пора действовать.
-Здорово они тебя, зёма, уделали! Я уж, блядь, хотел ментуру вызвать.
-Ты чё, охуел, какие менты?! Я еще в трезвяке сегодня не ночевал.
-Вот я и сам подумал, что не надо. Ну что, сильно досталось?
-Да не очень, - поморщился парень, ощупывая скулу. - Вот, суки, разбили.... Он посмотрел на руку, на пальцах которой была кровь. Так, не много, но парня это словно подхлестнуло:
-Блядь, да я сюда завтра братву приведу! Я им, сукам, устрою Варфоломеевскую ночь.
-Не стоит, - рассудительно произнес Санька. - У них тут все завязано. Ты же сам потом со всех сторон в говне окажешься.
Парень ничего не ответил. Его руки в этот момент были заняты обшариванием карманов дубленки. На свет появился паспорт, связка ключей, какие-то бумажки.
-Скоты! Они еще и деньги забрали. Да я им сейчас.... - парень попытался было оторваться от стены киоска, но был мягко остановлен Сашкой.
-Тебе что, мало вломили? Какие деньги, забудь о них.... Подойди к ним, попробуй, они с тобой больше возиться не будут, а запросто в ментуру сдадут. А там, сам знаешь, чем все закончится.
Парень зло сплюнул в сторону, но попытку ринуться к обочине все-таки оставил. Вместо этого он принялся застегивать дубленку, словно важнее занятия сейчас не существовала. Короткие деревяшки, служившие пуговицами никак не хотели пролазить в непослушные петли.... В конце концов парень оставил бесполезное занятие и посмотрел на Саньку.
-А ты чё, все видел что ли?
-Да я за пивом пошел в киоск, и видел как ты пузырем по крыше уебал.... А потом как они к тебе подошли.... Был бы я чуть побольше ростом, и в плечах хотя бы как ты, я б тебе помог, бля буду, - в словах Сашки звучало столько неподдельной наивности, что парень улыбнулся.
-Да брось ты. Чем бы помог? Только сам пизды бы огребся.
-Вот и я о том же. Пойдем лучше пива выпьем. Обезболит малёха, - Сашка усмехнулся.
Парень ничего не ответил, а послушно пошел за Сашкой.
-На вот мой платок, кровь вытри, а то все руки перемараешь, - он обернулся, на ходу протягивая носовой платок.
-Тебя как зовут? - спросил Саня, когда они подошли к комку.
-Николай, - ответил тот, старательно оттирая руки от успевшей засохнуть крови.
-А меня Сашка. Ты чё тут так поздно?
-Да расслабились сегодня после соревнований с пацанами. Помню, что в кафешке сидели, помню, они меня домой сажали, на маршрутку. Помню точно, что сел. А вот как на этом долбаном вокзале оказался - ни хрена не помню.
-А во сколько хоть здесь был?
-Да хер его знает, темно уже было. Бляха, как провал какой-то в памяти. Очнулся, смотрю, около киоска какого-то стою. Тачка рядом пустая. Вот я и решил уехать.
-А далеко живешь? - спросил Санька больше для проформы. Он прекрасно слышал, что парень, торговавшись с таксистом, называл Затулинку. Район довольно отдаленный.
-Да на Затуле. - Мысли Кольки были заняты совсем другим, ответил он на каком-то автопилоте. Так и есть.
-Ну еб твою.... Ну как я сейчас домой-то поеду?
К тому времени пиво, стараниями Сашки, уже было куплено и открыто.
-Ну а что тебе волноваться? - изобразил на своем лице недоумение Саня. - Тебе что, позвонить некому? Пусть за тобой приедут....
Поданная Сашкой идея была вполне уместна в контексте беседы, но была совершенно провальной в свете разрабатываемого им плана.
Обычного рядового плана....
Обычного рядового съема....
-Ёшкин кот! - парень хлопнул себя рукой по лбу. - Да как же я забыл?!
Он, поставив пиво на высокий парапет, задрал свитер. На поясе штанов висел сотик в футляре. Сашка, сжав плотно губы, отчего на скулах отчетливо сыграли желваки, внутренне выругался. А Коля же, донельзя довольный, отцепил телефон и напряженно уставился в дисплей.
-О, ёб, а чё он выключенный? Когда это я его вырубил?
-Может он сам по себе, от холода, - подал голос Сашка.
-Так, щас посмотрим, - Колька заметно повеселел. Отхлебнув большой глоток пива, он принялся проводить с телефоном нехитрые манипуляции.
-О, блин, а какой же у меня пин?
-Во как! Ты чё, свой пин-код не знаешь?
-Да, еб т ть, я его неделю назад купил. А там пин неудобный был, хрен запомнишь. Я его все сменить собирался.... Так, подожди.... Как там его? Щас вспомню. Двадцать девять семьдесят шесть, кажись.... Или шестьдесят семь.... Или двадцать семь шестьдесят девять.... Да, кажись так.
Николай, старательно метясь в клавиши, медленно нажал четыре цифры. В аппарате что-то пикнуло. Он в ожидании уставился на дисплей. Сашка, внутренне затаившись, на него.
-Ебать - колотить, ошибка пин-кода. Не, значит, не такой....
Инициативу немедленно надо было брать в свои руки, иначе процесс набирания пин-кода мог окончиться и включением телефона. А тогда - Коля, гуд бай!
-Колян, слушай, не дрочи ты телефон. Ты ж в курсях, что еслив три раза неправильно наберешь этот пин, труба блокируется. Ты ж его точно не помнишь.
-Ну так а включить его надо, - с настоящей пьяной упертостью произнес Колян. - Я домой-то на чем поеду.
-А куда ты звонить-то собрался, кто за тобой щас рванет?
-Бухтияру позвоню, у него тачка, - отхлебнув глоток, ответил Колька.
-Короче, Колян, у меня идея есть. Слухай! Не дрочи трубу, пошли лучше ко мне. У меня дома телефон - там и позвонишь. А пока корефана своего ждать будешь, можно и водовки дербалызнуть, а то меня с этого пива колотун пробирает.
Попытка была грубой, неуклюжей и шита, как говорится, белыми нитками. Но иногда именно такие вот грубые и неуклюжие приглашения оказываются куда как результативней хорошо просчитанного плана.
Водка, говоришь? (всё, купился!) А ты далеко живешь?
-Вот здесь, - Санька мотнул головой. - Пять минут от вокзала. Ну чё, двинули, замерз я что-то.... Не месяц май-то....
-А, - залихватски махнул рукой Колян, - пошли! Не замерзать же здесь, в самом деле.
Но дело было сделано ровно наполовину. Самое главное было впереди. И вовсе не дома. А сейчас.... Самое главное - то, что теперь было необходимо сказать Кольке. Санька вздохнул, и....
-Пошли, Колян, только в вокзал зайдем. У меня там брательник где-то бродит. Его возьмем и двинем дальше.
Так и есть. Колька остановился как вкопанный, словно натолкнулся на невидимое препятствие.
-Да ты не менжуйся, - весело хлопнул его по плечу Сашка. - Я ж тебе не сказал.... Мы тут с братом сеструху нашу встречаем. Да наверное уже и не встретим. Опоздала, поди, на поезд, курица. Вот брательник звонить ей начал в Омск, а я по пиву решил накатить. Пока покупал, тебя вот заметил.
Сашка протараторил это практически на одном дыхании, и замолчав, внутренне замер: каков будет результат.
-Не, Санек, я в вокзал не пойду. Там менты, да и вообще.... - Колька неопределенно пожал плечами. - Ты иди, а я свой телефон попробую включить, кажись, я пин вспомнил.
-Ну ты даешь! - весело рассмеялся Сашка. Кто бы только знал, как тяжело дался ему этот смех. Ведь весь процесс был на грани срыва. Но не будь бы Санька опытным охотником, он бы отступил назад. Не сейчас! Третий час ночи. Ловить, по большему счету, нечего, вернее, некого. Да и эта добыча была из тех, которые упускать ну никак было нельзя.
-Испугался, поди? - и не дав Кольке даже возразить, Саня продолжил. - Давай так. Ты здесь постоишь, на мостике, трубу свою помучаешь. А я за братаном схожу. Увидишь его, познакомишься. Ежели чё, вдвоем с тобой сходим до дома, ты позвонишь и скажешь, чтоб на вокзал ехали. И алес капут!
Ставка на страх ставилась во главу угла. Она-то и сыграла.
-Да не боюсь я ничего, - буркнул Колька. Было видно, что его это задело. - Что мне твой брат, просто я с ментами не хочу там сталкиваться. Еще чего заметут....
-Ну и ладно. Короче, жди меня здесь, я мигом, - и легонько хлопнув Кольку по плечу, Санька стремительно исчез за большими тяжелыми дверями вокзала.
Он был уверен, что Колян никуда не уйдет. Оно и верно - идти и впрямь было некуда....
Вот, собственно, и вся прелюдия. Хотя нет, еще немного....
Собравшись с Сашкой в этот вечер на охоту, я спецом купил ему читок водки - трезвым Санек не то чтобы заговорить с незнакомым человеком, он и подойти-то к нему не мог. А водка волшебным образом действовала на него - накатив подряд, одну за другой пять небольших рюмочек, он расправил воробьиные плечи, глазенки заблестели, и Санек сам буквально потащил меня на полигон. Так промеж себя мы называем вокзал.
Но он в этот раз не блистал разнообразием дичи - бывает и такое. Немного походив по этажам и наметив объекты предварительной раскрутки, мы вышли с ним на улицу.
-Не густо, - констатировал я.
-Херня, Юр. Давай я к тому оленю подойду, что с сумкой сидит.
-На первом этаже? - уточнил я.
-Ага.
-Ты к нему не подойдешь. Там рядом с ним бабка сидит, а с другой стороны хачик, сам же видел. Ты ж не на корточки перед ним садиться будешь...
-Покупай пива для начала, все остальное - мои проблемы, - Санька, скривившись, махнул рукой.
-Ну-ну....
Пиво, тем не менее, было куплено. И куплено зря. Так как олень с сумкой никуда не повелся, а пиво с непостижимой быстротой исчезло в Сашкином желудке.
-Ты видал на первом этаже пацаненка? - ничуть не обратив внимания на свою неудачу, Сашка подлетел ко мне с веселыми глазами.
-Что, опять пива? - буркнул я. Буркнул так, для острастки, на Сашку, как ни крути, обижаться было нельзя. Не получалось....
-Давай, ага. Только я его пить не буду - ему предложу.
-Ну-ну....
Пиво вновь было куплено и вновь было выпито.... Пацаненок, что сидел на подоконнике, на первом этаже промеж двух киосков, встречал поезд и идти, разумеется, никуда не собирался.
-Короче, Санек! Последний шанс тебе. Держи полтинник и дуй по площади. Я - в вокзал. И попробуй мне без добычи вернись - выпорю.
Я намеренно сердился на него, зная, уж кто-кто, а Сашка, когда у него есть настроение, и когда он в соответствующем состоянии, снимет кого угодно.
Так оно и вышло. Пока его не было, я, сидя на лавочках на первом этаже, не спеша обрабатывал паренька в гражданке, как выяснилось, запоздалого дембеля - залетчика. Поезд был у него через пять часов, и в гости, по моей предварительной прикидке, он был пойти не прочь. Но сделать последний шаг, тем самым пригласив его и поведя к себе домой, мне мешало отсутствие Саньки. Долгое отсутствие....
"Ежели он придет один, то забираю дембеля, и до хаты. Ну а если с кем-то, то тогда посмотрим", - я всецело был занят своими мыслями, хотя и продолжал разговаривать с пареньком. У него и у меня в руках было по бутылке пива, и я слушал рассказ солдатика о его нелегкой службе. На эти темы дембеля могут разговаривать бесконечно долго, а увлекшись, даже не обращать внимания на собеседника, что мне и требовалось. Внимательно наблюдая за входом в зал, я поддакивал пареньку, попутно не забывая подливать масла в огонь дембельских воспоминаний.
Ну наконец-то! Вот он. Весь подобравшись, Санька быстрым шагом идет в моем направлении, стреляя глазенками по сторонам, еще пока не замечая меня. Стоп. Заметил. Сбавил шаг, быстро и оценивающе посмотрел на пацаненка, сидевшего рядом и скривился в недовольной усмешке. Оно и впрямь - парень был совсем не класс, но на безрыбье.... И его усмешка именно это и означала. Я усмехнулся и вопросительно поднял брови вверх. Дембель, увлекшись воспоминаниями и пивом, нашего немого разговора даже не заметил. Сашка промеж тем указал глазами в сторону выхода и развернувшись, неторопливо двинулся туда.
-Слушай, Жекан, извини, мне отойти ненадолго надо по делам. Ты посиди здесь, я мигом.
-Базаров нет, - весело отозвался тот.
-Ты только место держи, я скоро.
-Ага.
Хороший паренек, хоть и не в моем вкусе. Разговорчивый, судя по всему, без комплексов и без претензий. Не, не хочется его терять. Но больше я Женьку не видел.
Потому что Колян, которого показал мне Сашка издали, и который стоя у перил мостика, с какой-то тупой безнадегой тыкался в клавиши своей трубы, был то, что надо....
Уговорить его пойти в гости не составило особого труда. Когда надо, можно, и даже нужно, уметь быть и милым и открытым, и простецким, и даже в чем-то безбашенным. Немаловажным фактом, заставившим Коляна пойти ко мне, было еще и то, что все его три попытки включить телефон окончились полным фиаско, труба заблокировалась, и теперь ему не оставалось никакого выхода.....
Да, Коля был действительно целиком и полностью в моем вкусе. Когда он разделся на пороге, я не смог скрыть своего восхищения. Широкие плечи, бугры мышц которых угадывались даже под свитером, узкий таз, хорошо накаченные ноги в ладно сидящих черных джинсах, короткая мощная шея, плавно переходящая в плечи и лицо....
Серые, широко расставленные глаза в обрамлении густых ресниц, дугообразные брови, короткий прямой нос и неожиданно полные губы, с хорошо очерченной линией. Чуть выпирающие скулы, с небольшой, уже засохшей ссадиной на правой, маленькие, плотно прижатые уши и такая симпатичная ямочка на подбородке, делавшее общее выражение лица каким-то наивно - привлекательным, и в целом - удивительно притягательным.
При взгляде на него в груди ледышкой екнуло сердце, и приятный холодок немедленно шибанул в кровь. А руки неожиданно покрылись гусиной кожей, чего со мной не было вообще никогда. Я едва удержался от соблазна прикоснуться к нему, просто прикоснуться, похлопать легонько по мощной спине, ощутив как упруго перекатываются мышцы под свитером.... Сашка без труда понял мое состояние. Широко улыбаясь, он стоял на пороге кухни, не видимый Колькой, и держал поднятый вверх указательный палец. Я поощрительно улыбнулся ему, подмигнув. В ответ Санек вздохнул, закатив глаза, и театрально развел руками. Все было понятно без слов - мое дело снять, а дальше действуй сам.
Разумеется сам, кто ж еще? Колян - вышак, но то, что он чистокровный натурал, тут, как говорится, и к бабке ходить не надо. И дело даже запросто может выгореть, тем более что Колян даже не подозревал о предстоящем раскладе, и в особенности, о его роли в этом самом раскладе. Его вообще мало волновало мое состояние и беспорядочно проносящиеся в голове мысли. Он был занят разглядыванием квартиры. Как кот, впервые попавший в дом, неторопливо двигается, обнюхивая углы, так и Колька, как локатором, вертел стриженой головой, стоя на пороге комнаты.
-Ну что стоишь, проходи, садись на диван, - я не удержался от соблазна и легонько прихлопнул его по спине. "Черт, лучше бы не делать этого сейчас", - словно молнией опять шибануло по рукам, и они снова покрылись гадкими пупырышками.
-А где телефон? - икнув, спросил он, проходя в комнату.
Алкоголь еще здорово владел Колюней, не отпуская, вдобавок еще и пиво на вокзале - все это, а еще и предстоящая водка с пельменями - все это было единственное на что можно было сделать ставку. Давать ему предварительный расклад, тем самым называя все вещи своими именами, было совершенно неразумно и более того, бесполезно. Не тот случай. Оставалась только постель, только там....
На, вот он, звони, - я указал ему на аппарат, а сам ушел в кухню, где радостно-возбужденный Санек гремел посудой, накрывая на стол.
-Ну чё? - Санька, улыбаясь, подмигнул мне.
-Тихо, он по телефону звонит.
Сашка немедленно прекратил всю возню и тоже прислушался.
Время было начало четвертого ночи. То, что кто-нибудь из Колькиных приятелей может сюда поехать чтобы забрать его и привести домой, казалось совсем нереальным. Так оно и вышло.
Видимо, по первому номеру, а может быть с первого раза, Кольке никто не ответил. Он набрал снова. Ожидание, его и наше, тянулось достаточно долго. Но вот оно!
-Здравствуйте, а Сергея можно?
-Да я понимаю, что ночь, но мне очень нужно.
-Николай.
-А его разбудить можно?
-Да вы знаете....
-А это его жена, да?
-А это Коля, его друг.
-Да, да, извините....
-Хотел, чтоб он за мной приехал.
-А куда тут.... Да вот, рядом с вокзалом. Ну на вокзал....
Пауза была довольно продолжительной.
-Почему алкоголик, - тембр голоса заметно изменился. - Да меня на вокзале ограбили, понимаешь, все деньги забрали. Ты его давай, разбуди, я с ним сам поговорю, он по любому приедет, - тон еще больше накалился.
-Овечка!!! - с чувством произнес Колян, кажется после того, как бросил трубку.
Санька опять поднял вверх большой палец и беззвучно рассмеялся.
-Баная овечка! - выругался опять Колька. - Ну кому вот щас звонить? - сам к себе обратился он.
-Да ладно тебе кипеть, - сказал я, входя в комнату. - Ты на время, Колян, посмотри. Да кто за тобой в здравом уме сейчас поедет.... Лучше давай поужинаем. Запоздало, правда, но все равно. А утром, вернее, через два с половиной часа, ты и сам на первом автобусе уедешь.
-О, блядь, и правда, - удивленно произнес Колька, посмотрев на настенные часы. - Тут до шести-то малеха осталось, - он неожиданно для меня рассмеялся. - А где Санек?
-На стол накрывает в кухне. Пошли, уже все почти готово.
-Блин, я б щас водочки накатил бы с удовольствием.
-Без проблем.
Проблем действительно не возникло. Накатывал Колек довольно лихо, обжигаясь, закусывая домашними пельменями. Не отставал от него и Сашка, для которого частенько водка была гораздо лучше всех остальных удовольствий вместе взятых. Я же лениво попивал пиво, не забывая меж тем расспрашивать Коляна о нем самом. Следовало поторапливаться - водка, пусть даже и под горячую закуску, наложенная на старый алкоголь, довольно быстро даст убойный эффект и тогда расспросы не будут иметь никакого смысла - Колюня просто-напросто вырубится. Вот именно на это и был расчет. Иначе раскрутить его было никак нельзя, даже пытаться можно было и не пробовать.
Коляну оказалось двадцать два - возраст уже не маленький. Позади уже армия и неудачная женитьба.
-А чё с женой разошелся? - немедленно навострил уши Санька.
-Сучкой оказалась, - равнодушно бросил Сашка. - Да и киндера родить не смогла.
-Правильно, - с чувством ответил Саня. - Бабы - они все набитые дуры. Мне даже с ними неинтересно.
Пущенная Санькой шпилька осталась, впрочем, без внимания. Внимание было приковано к чашке с пельменями.
Живет Колян с матерью, отец их бросил, когда Коле было пять лет - обычная вообщем-то история. Поразило и удивило меня другое - оказывается Колян - титулованный спортсмен. И не абы какой, а пловец. И плаванием занимается аж с девяти лет, и даже в армии служил в пресловутой спортроте, а попросту в ЦСКА. Мастер спорта. В свое время выступал на республике.
-Да и сейчас, глядишь, в сборной был, если бы не это, - он кивком указал на бутылку.
-Так а сейчас?
-Сейчас уже не то.... Так себе, - он скривился. - Не, я плавание не бросаю, вот, вчера ж зона была, слыхал?
Откуда мне слыхать, я от этих вещей немного отдален. Так ему примерно и сказал.
-Сильвер взял. А раньше я такой уровень как семечки щелкал, - он потянулся за стопкой. - Давай, Санек, вмажем за все былое, - язык Коляна заметно заплетался.
Саньку уговаривать было не надо.
-Так а что запил-то? - меня разобрал неподдельный интерес.
-Да все к одному вышло. Сначала тренер разбился в аварии, потом жена ушла.... Вот и получилось.... А, чё об этом, - Колька стал неуклюже тыкаться в чашку с пельменями.
-Да и возраст, наверное, тоже, - пробормотал я.
-Да какой там возраст, - повысил голос Колька, оставив попытки подцепить пельмень. - Да Попову знаешь сколько лет?
-А кто такой Попов? - некстати влез Санька.
-Дениса Попова не знаешь? - искренне удивился Колька.
Сашка отрицательно помотал головой с плотно набитым ртом.
-Олега Попова знаю - он клоун, кажись, - справившись с пельменями, сказал Санька. - А Дениса - такого не знаю. Корефан наверное твой, - бесхитростно продолжил он.
-Ты вообще спортом интересуешься?
-Не-а, - махнул рукой Санек, упав тем самым в Колькиных глазах вероятно в самую бездну.
-Я знаю, Коль, что дальше?
А дальше полился довольно трудный для восприятия трезвого (ну почти трезвого) человека разговор, перемежаемый матами и водкой (последней, правда, все меньше и меньше, а первыми, наоборот, все больше) о былых и прошлых Колькиных победах, о том, как раньше было хорошо, а сейчас плохо - вообщем, обычная бодяга. Я слушал его вполуха, в открытую оценивая, и чего греха таить, любуясь Колькой. Даже пьяным, он был очень привлекателен....
А пьянь, тем не менее, наваливалась на него своей массой все сильнее и сильнее. И когда я отвлекся на минуту от стола, Колян свалился окончательно. Уронив голову на грудь, он издавал нечто среднее между стонами и всхлипами. На столе рядом плескалась в рюмке недопитая водка, на вилку был нанизан остывший пельмень.
Всё! Застолье окончено.
О том, что Колян самостоятельно проснется в шесть утра, не могло быть и речи. Минимум, что ему грозило - это спать беспробудно часов до десяти. Так что в этом плане я был спокоен. Зато во всем остальном.... Мной, как первоклассником, первый раз вышедшим к школьной доске, овладел какой-то смутный трепет, перерастающий в сомнение.... А получится ли? Ведь, по сути, это было в первый раз. Первый раз я не стал давать никакого расклада за бутылкой водки, первый раз мне кажется, что с Колькой ничего не получится.
И я б, наверное, не пытался, слишком хорошо я разогрел в себе это самое сомнение. Но при взгляде на Коляна, уже похрапывавшего на стуле, при взгляде на него, такого притягательного, такого манящего, я решил: "по фиг. Чтобы не произошло, как бы все не повернулось, во всяком случае, попробовать, я обязательно попробую".
-Ты че масло гоняешь? - вывел меня из раздумья Санек. - Давай его в спальню и приступай.
-Тихо ты, разбудишь, - цыркнул на него я.
-Тю-ю-ю, - пьяно хохотнул Сашка. - Да над ним хоть из пушки пали, хрен добудишься. Другое дело, ты его что, пьяного будешь?
-Нет, разбужу и предложу. Шифер полетел? - я злился скорее на себя, чем на него. Злился за свои сомнения, за свою нерешительность, за этот свой страх, в конце концов.
-Бери его, да повели, а то так ты на него до утра смотреть будешь! - Санек решительно поднялся со стула, и чуть было не свалил холодильник.
-Сиди уж, поднимальщик, - махнул рукой я, и сам встал со своего места. - Убирай лучше со стола, я тут сам....
-А то, - Сашка хихикнул, - чем окончательно вывел меня из ступора. В самом деле, чего менжеваться? Ну ладно, физически мы с ним примерно одинаковы, так что? Что он кинется душить меня? Нет. Так чего?
-Колян! - я негромко позвал его.
-Колька, - уже громче.
Абсолютный ноль. Я потормошил его за плечи. Голова Кольки мотнулась по груди. Сам же он только лишь перестал храпеть. И не более.
За спиной раздалось ехидное хмыканье. Всё! Хорош. Я решительно просунул руки подмышки, и сцепив их у него за спиной, приподнял Коляна. Ох, и тяжелый же, чертяка. Оказывается, донести такого человека до кровати - дело не из простых, а я и не знал. Не волочь же его по полу, аки кулек с овсом. На помощь неожиданно пришел Санек. Худой, а жилистый.
Вдвоем мы кое-как утартали Коляна на диван. Во время транспортировки он не произнес ни звука и не сделал не единой попытки ни помочь нам, ни, наоборот, отстраниться.
Теперь, кажись, все. Не-е, теперь все только начинается. Теперь во мне не было и тени сомнений относительно Кольки, владевших мной пять минут назад. Я резко задрал ему свитер, поднял руки и после непродолжительной возни, стянул его и аккуратно сложил на стуле. Тоже самое проделал с джинсами, носками и рубашкой. Немного волнуясь, стянул спортивные штаны, которые были надеты под джинсы. Стянул и замер....
Нет, ну как хорош, чертяка. Сонный, пьяный, он был прекрасен. И хоть я не люблю этого слюнтяйства в описаниях своих чувств, но иначе сказать нельзя. Стройное литое тело, в свете настольной лампы оно казалось каким-то бронзовым. Шашечки пресса на животе под тонкой кожей, грудь, несмотря на пьяный сон, спокойно поднимающаяся и опадающая в такт дыханию.... Само дыхание ровное и глубокое. Ноги.... Это ноги пловцов - только у них двуглавая мышца бедра такая четкая, что кажется, ты видишь отчетливо каждый пучок.
И что поразительно - полное отсутствие волос на теле. Ни волосинке на груди, ни кудрявинки вокруг небольших сосков, и даже пресловутой "тещиной дорожки" - и той нет. "Да, - подумал я тогда, - охота удачная, ее с полным правом можно будет назвать удачной. Только тем, что я сейчас смотрю на это чудо, хотя бы этим - она уже состоялась".
Но нет, разумеется, теперь уже довольствоваться увиденным мне не хотелось. Вернее, довольствоваться одним только видом.... Дальше, решительней, смелее.
Я громко выдохнул, и взявшись обеими руками за резинку его спортивных трусов, аккуратно стал стягивать их с него. Опустить взгляд вниз, на то, что открывалась по мере стягивания, я не решался - я напряженно смотрел в лицо Коляну. Ни единый мускул не дрогнул на его лице, ни единая ресничка не колыхнулась - выражение лица по-прежнему оставалось детским и безмятежным. Приподняв самую малость ноги в коленях, я уже без особого труда довершил начатое, и только тогда перевел дух. Разогнувшись, посмотрел на Коляна полностью раздетого, лежащего передо мной, спокойного и прекрасного. То, что скрывалось у него под трусами, было тоже спокойным и прекрасным. В обрамлении небольшого кустика светленьких волос, оно жило той же жизнью, какой жил в данный момент хозяин.
Я улыбнулся и погасил свет....
В темноте все кошки серы, темнота добавляет смелости. Не всегда, конечно, но в данной ситуации - точно! Совершенно не заботясь о реакции Кольки, я вовсю упивался его литым телом, каждой клеточкой, каждым сантиметриком его такой гладкой кожи. Я ерошил белобрысый ежик волос на голове, я касался руками ямочки на подбородке. Да что я только не делал. Теперь, именно теперь, я хотел обратного. Я хотел, чтобы Колян проснулся. Но тщетно. С тем же спокойствием, с каким он "терпел" мои неуклюжие раздевания, с тем спокойствием он сносил и мои ласки. Ничего, абсолютно ничего, не выдавало в нем ни малейшего намека на то, что он все просек и только делает вид. Да и нельзя так мастерски делать этот самый вид, такого не бывает. Он на самом деле спал. Спал глубоким сном ребенка....
Нет, ну нельзя же так, в самом деле. Я решительно взял его за правое плечо и с некоторым усилием повернул набок. Повернулся, ни единым движением не выдав себя. Обычно не так. Обычно люди либо противятся - это сразу чувствуется, либо легко поддаются, слишком легко - это ощущается еще отчетливее. Здесь ни первое, ни второе. "Ну не может быть у него такой глубокий сон, просто такого не бывает, человек, пусть даже и очень пьяный, хоть что-то должен чувствовать, хоть как-то должен выказать свою реакцию", - мной уже овладел азарт.
"Ну погоди, сейчас ты у меня проснешься", - я достал заранее припасенный крем. Почему-то я совершенно не думал о том, что будет, если он и впрямь проснется. Ситуация вообще была уникальной. Да, я примерно планировал такой вот исход, но исход этот, по моему разумению, должен был произойти с его согласия, когда моими титаническими усилиями, он проснется. Но чтоб так.... Вспомнились Сашкины слова: "ты его что, пьяным будешь?"
Получается, что да.... Эх, не так я это все представлял, далеко не так. Да ну, какое там. Какие могут быть сейчас мозги, какой расчет, какой еще холодный ум, когда вот оно, вожделенное.... О чем я думал тогда? Да ни о чем. Не я тогда думал, не я направлял все свои действия, направлял он.... Тот самый, из-за которого все мои беды, а может, и радости, а, скорее всего, и то, и это....
Зря.... Это я понял, моментально покрывшись холодным потом, какую-то минуту спустя. Голос, хоть и хриплый, прогремел как залп Царь-пушки в морозную ночь.
-Кто здесь?
Более нелепого вопроса даже представить было нельзя. Колян, легко вывернувшись из-под меня, повернулся снова на спину, и приподнявшись на локте, хмуро смотрел мне прямо в лицо.
-Я.
Каков вопрос, таков ответ. Да и что можно было придумать, о чем вообще можно было думать, когда сердце стучит где-то в пятках и кожа вновь покрывается гусиными пупырышками, но уже не от вожделенной похоти....
-Кто я?
-Погон.
-Чё-ё?
А, плевать! Хоть и страшно, но чего, в самом деле, бояться? Что я, как Сашка, худой дрищ, али клей пакетами нюхаю, оттого сутулый и кашляю? Ну не сцепимся мы с ним, в самом деле. А если и сцепимся, что с того? Сразу некстати вспомнился Костя, и наша с ним борьба на полу его комнаты. Да уж, некрасиво тогда получилось, в самом деле.... Зато потом....
Одним словом, в голове была какая-то каша, но что точно - страха уже не было. Был неприятный осадок, что все вот так бесславно кончилось.
-Чё, чё, не понял что ли? - буркнул я, тоже приподнимаясь на локте. Довольно неприятно себя чувствуешь, когда прямо над тобой нависает мастер спорта по плаванию и угрюмо скалится тебе в лицо.
-Ты чё, голубой? - Колян перестал хмуриться, а удивленно захлопал глазами.
Оба-на! Оба-на!! Ни хрена себе!!! От удивления я открыл рот. Оно и было от чего удивляться. Именно после этого вопроса, пусть тоже лишенного смысла, я понял, что крест на Коляне ставить рано. Рано, черт возьми, очень рано.
Понять несложно. Вот если бы он спросил: "ты чё, пидарас?", тут было бы все понятно, тут надо было сводить общение к завершению, и по возможности без потерь выпроваживать гостя из квартиры. А так.... Не, не все так плохо, даже наоборот.
-Нет, бля, зеленый! Гринписовец я....
-Ни хуя себе! Первый раз живого голубого вижу. Да я бы не в жизнь на тебя не подумал.... - Колька неожиданно улыбнулся, а дальше уж совсем необычно - открыв от удивления рот (вернее, забыв его закрыть), он ожесточенно почесал затылок. И сделал это не так, как все обычные люди - сзади, а как, ну, скажем, обезьяны - спереди, через лицо, выставив наружу локоть.... Было это так прикольно и так неожиданно, что я, откинувшись на спину, расхохотался. Усмехнулся и он, но быстро погасил ухмылку.
Я резко оборвал смех и внимательно посмотрел на Коляна. Прищурив правый глаз, он, без тени усмешки, смотрел на меня. Но не было в его взгляде ничего страшного. Не было в нем угрозы, не было призрения, не было и тени насмешки. Не было в нем равнодушия, страха, самое главное - не было пустоты.... Это был взгляд человека, который что-то понял для себя. Что-то решил....
Что он решил?
Я думаю, рассказ в противном случае, не имел бы смысла.
Верно?
Единственное, о чем я жалею, что я не дал ему свой адрес, не дал телефон, из-за надутой утренней гордости, не попросил его номер....
А он ушел. Ушел утром, крепко пожав мне руку, и улыбнувшись напоследок. А я, глупый самонадеянный идиот, все ждал, что он мне скажет этот номер.
А он ждал, что скажу я.
Один нерешительный, другой - амбициозно - самоуверенный....
Так оно и бывает.
А может, так оно и надо?

Автор: ПОГОНЩИК

Просмотров: 145 | Добавил: Mar-Avreli | Теги: Погонщик | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar