Главная » 2016 » Октябрь » 25 » Половинка меня
07:24
Половинка меня

Мы познакомились на вокзале. Да, никогда не думал, что эта встреча перевернет всю мою довольно налаженную и спокойную жизнь!

Уже где-то в седьмом классе я захотел стать адвокатом, как когда-то мой дед. Окончив школу с медалью, я без проблем поступил в университет на юридический, где и учусь сейчас на четвертом курсе. Мне 21 - много это или мало, как знать. Конечно, я уже попробовал кое-что в жизни и о некоторых вещах могу судить не понаслышке. Первые встречи и расставания, первые алкоголь и сигареты, первый секс. С девчонками, конечно.

Бля, как я завидовал пацанам, когда у них - только при появлении в воздухе запаха близкого траха - менялись лица, глаза, движения. Сука, ну почему у меня все не так? А девчонки будто и не замечали этого, падали ко мне в постель, как по осени груши в саду у моего деда.

На ее губах и мокром от пота лице с приклеившимися на лоб волосами после нескольких минут отчаянного секса, был только один вопрос:

- Вадик, почему ты не кончаешь?

Как я мог кончить, бля! Да если бы это зависело от меня... Я вынимал из нее свой дымящийся член и дрочил, представляя его (и себя!) совсем в другом месте и при других обстоятельствах.

Никто, естественно, не знал этого, и среди друзей я слыл смазливым красавчиком и дамским угодником. Некоторые даже обращались ко мне за советами, как заманить в постель очередную университетскую красавицу. Наверное, так бы это все и продолжалось - я закончил бы университет, женился бы на самой красивой девчонке и... продолжал бы дрочить. Но был бы я счастлив при этом? И стоит ли такая жизнь обычного человеческого счастья? Все могло бы быть иначе, если бы не эта встреча...

Это была суббота, и мы с Генкой, моим соседом по комнате в общаге, собирались на выходные и предстоящие праздники разъехаться по домам. Генка пришел весь взмыленный.

- Неслабо меня сейчас Палыч взъебнул! - начал он с порога. - Все, Вадик, я не еду! Пиздец, он сказал, если сегодня не сдам работу, выгонит к чертовой матери из универа. Буду сейчас добивать.

- Да брось ты херней маяться, поехали домой! Куда он тебя, нахрен, выгонит с четвертого курса?

- Нет, ты как хочешь, а я остаюсь.

Ну, дело твое.

Сидеть в комнате и смотреть, как Генка раздувает щеки над листком бумаги, у меня не было никакого желания. До поезда было еще четыре часа. "А хрен с ним! Подожду на вокзале", - подумал я и поплелся на автобусную остановку.

Делать было нечего, и я направился в привокзальное кафе. Дымящийся кофе обжигал губы - лениво потягивая его, я осмотрелся вокруг. В кафе была пара посетителей с постными, отрешенными лицами и какой-то забулдыга в углу. Вдруг дверь открылась, вошел пацанчик лет 18-19-ти и сходу направился к ближайшему к столику. Краем уха я слышал только обрывки фраз и понял, что это очередной попрошайка, через пару минут он был у моего столика.

- Слушай, - начал он, - можно у тебя спросить?

- Спросить-то можно, только денег не дам, - весело ответил я. - Что, в автоматы проебал? Или мамка на пиво с сигаретами не дает?

- У меня нет мамки, - как-то уж очень трогательно ответил пацан.- Да и не на автоматы - на жрачку, - уже с каким-то вызовом бросил он и собрался уходить.

Честно говоря, мне его стало жалко. Никогда раньше не замечал за собой сентиментальности, но сейчас...

- Стой! - крикнул я ему. - Иди сюда. Тебя как зовут?

- Димка, а тебе зачем?

- Да незачем... Котлету будешь с картошкой?

Глаза у него загорелись.

- Ну, буду, а что?

- Ну, сейчас закажу.

Я подошел к стойке и оттуда глянул на пацана. Он сидел за столом, а его постриженная налысо голова крутилась, как волчок. Я поставил тарелку на стол

- Это мне? - он глянул мне прямо в глаза.

- Нет, Папе Римскому! Тебе...

Он накинулся на бедную котлету с такой жадностью, будто не ел неделю.

- Ладно, ешь давай, а мне пора, - взяв на плечо рюкзак, я встал из-за стола.

Он ничего не ответил, да впрочем, я ничего и не ждал. Побродив по вокзалу и пересмотрев содержимое вокзальных ларьков, я присел на стул в зале ожидания. Вдруг неожиданно услышал за спиной какое-то сопение. Я обернулся - это был мой новый знакомый.

- Я это... спасибо хотел сказать.

- Ага, пожалуйста.

- А ты куда едешь? - вдруг спросил Димка.

- Домой.

- А откуда?

- Отсюда.

-А-а-а, - протянул он, - а здесь чего делал?

- Откуда ты такой любопытный? Учусь я здесь, в универе...

- А-а-а...

- Вот те и "а-а-а"!

- А тебя как зовут

- И нафиг тебе это нужно?

- Да так...

- Вадим.

Вдруг он выдохнул, как бы собираясь с мыслями:

- А дай свой телефончик!

- Ну, ты вообще оборзел! Нахрена он тебе? Будешь звонить, как жрать захочешь? - улыбнувшись, ответил я. - Нет уж, извини, я тебе не мать Тереза!

- Да ну - жрать, так...

Честно говоря, мне пацан понравился. Что-то было в нем такое, что тянуло меня. Но воспользоваться для знакомства такой ситуацией я не мог: что, я - какой старый извращенец, чтобы заманивать голодных пацанов на еду?

- Нет, не дам. Ладно, мне пора, пока!

Я встал и направился к перрону, а он так и остался сидеть в зале ожидания. Еще в поезде я думал об этой случайной встрече, но, приехав домой, все как-то затерлось - встреча с родителями, друзьями...

Через пару дней я вернулся в общагу и, честно говоря, уже и забыл об этой встрече. Жизнь шла своим чередом, пока однажды в дверь моей комнаты не постучали. Странно, с чего бы Генке стучать...

- Открыто, - крикнул я. Дверь открылась, и в комнату вошел... Димка!

- Привет, - сказал он, переминаясь у порога.

- Ну, пиздец! - вырвалось у меня от неожиданности. - Привет, как ты меня нашел?

- Так ты же сам сказал, что учишься в универе. Я тебя выследил, - сказал он, хитро улыбаясь.

- Выследил! Ну, и нафига? - я тоже улыбнулся.

- Да так, - хочу должок отдать.

- Котлетой?

- Нет, колбасой! - И мы оба заржали.

- Давай, сходим куда-нибудь, - вдруг предложил он.

- Нет, не получится - мне заниматься надо... - начал я отнекиваться.

- Да ладно! Идем в кино.

- А что там?

- "Квант милосердия" - заебатый, говорят, фильм.

Я собрался, и мы пошли. Кино действительно оказалось неплохим. Но что-то другое заводило меня. То, что я замечал у других пацанов, и то, о чем я писал в начале рассказа: запах секса.

Мы вышли из кинотеатра и побрели по темным улицам.

- Расскажи о себе, - я повернул голову в его сторону.

- Да, что рассказывать! Мать моя умерла, когда мне было пять лет. Я ее почти не помню. Пила она крепко. Отца я своего никогда и не знал. Тетка говорила, что его убили на зоне. Я с теткой живу...

- Ну, и как?

- Да нормально... - он задумался, - только пьет она тоже нехреново и ебарей водит, забулдосов разных. Только я уже привык.

- Ну, а ты что? Работаешь, учишься?

- Да ну - учишься! Может, я и хотел бы, как ты. Только где мне учиться? Машины мыл, сейчас в автосервис устроился учеником...

- А в армию не берут? Тебе лет сколько?

- Восемнадцать. Нет, не берут, я же - сирота.

Отчего-то мне так стало его жалко - захотелось обнять и держать так, не отпуская. Мы присели на лавку, свет от фонаря осветил наши лица. Бля, может, мне это показалось, но его глаза горели каким-то неестественным светом. Ничего не говоря, повинуясь только какому-то притяжению, мы потянулись губами друг к другу.

Так мы начали встречаться. Все уходило на другой план в моменты нашей близости. Мы готовы были облизать друг друга от головы до пят. Мы подставляли для поцелуев друг другу такие места, в которые до этого не было доступа ни одному постороннему человеку, - и кайфовали от этого. Бывали моменты, когда после секса мы просто лежали вместе, скрестив ноги, и могли валяться так сколь угодно долго. Иногда мы встречались у него: когда Димкина тетка уезжала с очередным забулдыгой и запивала там на несколько дней. Мы даже и не одевались и ходили голыми по дому - так ели, так смотрели телик... Пиздец, за такие моменты я отдал бы все, что имел в жизни до Димки! Я считал дни и минуты до нашей следующей встречи... Все было слишком хорошо, и порой даже казалось, что так не бывает, и все это должно вскоре кончиться - что-то тяжелое висело в воздухе... И это что-то произошло...

Я уже спал в общаге, когда раздался звонок на мобильник. Это был Димка.

- Вадька, это я! Слышишь - приезжай, - растерянно и испуганно пролепетал он в трубку.

- Что случилось, Димон?

- Я не могу по телефону. Приезжай, а?..

- Да, приеду, конечно...

Я вышел на улицу. Уже была глубокая ночь, ни души. Пройдя пару метров, мне удалось тормознуть тачку. Добираться было далековато, а водила вообще не захотел ехать в тот район. Километра два пришлось идти пешком. Димкина тетка жила в частном доме, да и домом это строение можно было назвать с трудом: полусарай с двумя маленькими комнатами и кухней, в районе трущоб, населенных алкоголиками. Я постучал в дверь, за ней послышались шаги.

- Ну, пиздец, - подумал я, - еще с его теткой объясняться.

Дверь открыл Димка.

- Заходи.

Я зашел.

-Ну, Димон, что такое?

- Идем...

Мы зашли на кухню. Из кухни был люк в подвал под домом, и он был приоткрыт. Димка поднял его и посветил туда мобильником. На дне погреба, не подавая признаков жизни, лежала его тетка.

- Что с ней? - вырвалось у меня. - Ну, чего ты молчишь?

- Я встал, а она - здесь. Я слышал, как что-то громыхало... Она пьяная была, - сбивчиво отвечал Димка.

Надо было что-то делать.

- Я сейчас уйду, а ты - ложись. Утром позвонишь в милицию, - я глянул на часы, было пять утра. - Ты здесь что-нибудь трогал?

- Да, трогал. Люк... Я хотел узнать, что с ней.

- Ладно, это ничего. Скажешь все. Что пьяная пришла. Что ты проснулся и увидел... В общем, все как было. Ведь так было?

- Так... Слышишь, не уходи!

Он прижался ко мне.

- Димончик, я должен уйти. Ведь я же юрист почти. Знаешь, какое расследование будет, если узнают, что ты первым позвонил не в милицию, а мне? Не бойся ничего. Через пару часиков позвони ментам и расскажи все. Все хорошо будет! Ладно?

- Ладно...

Я вышел из дома и пешком, ступая белыми кроссовками прямо в грязь, пошагал домой.

Следствие закончилось быстро - у тетки была репутация законченной алкоголички, поэтому никто не удивился ее такому концу. Однажды Димка позвонил мне:

- Знаешь, Вадька, я не могу здесь жить, в этом доме. Давай, снимем квартиру и будем жить вместе...

Мы так и сделали. Прошло некоторое время, все улеглось и забылось. Мы были рядом, и это было главное. Один раз, еле отдышавшись после секса, я находился в таком состоянии, когда не хочется думать ни о чем, лишь каждой клеточкой своего тела ловить кайф, наслаждаясь этими моментами счастья. Димкина мордочка уткнулась мне в плечо.

- А ведь это я ее мочканул...

- Кого? - еще не понимая, о чем это он, спросил я.

- Ее... тетку свою.

Твою мать! Во мне будто все оборвалось. Я знал, что в будущем мне предстоит защищать всяких подонков - такой я выбрал себе путь. Но поверить, что мой Димка, часть меня самого, МОЙ Димка - убийца?! Ледяная волна окатила меня с ног до головы. Я столько был готов сейчас сказать, но выдавил только одно:

- Зачем?!

- Она била меня с детства, попрекала куском хлеба. Да что попрекала - я не видел этого куска по нескольку дней! А деньги, которые она получала на меня, пропивала со своими наркошами. Видел синяки на мне? Я врал тебе, что это на работе. Это - она. Чем попало: стулом, бутылкой... А я не мог, не хотел ей ответить. Терпел... Той ночью она пришла пьяная. Полезла зачем-то в погреб. Вылезала и упала обратно. Начала материться и звать меня. Я пришел, начал ее вынимать. Она сорвалась и повалилась опять... Мне стало тошно от такой жизни - от своей жизни и от ее. Ведь она тоже мучилась, а не жила! Она начала карабкаться наверх, а я взялся за крышку и долбанул ее с такой силой - она повалилась вниз и затихла... уже навсегда.

Он всхлипнул. Я глянул на него - из Димкиных глаз текли слезы.

- Что, тебе противно? Бросишь меня теперь...

Димка, Димка! Как же я тебя брошу? Ведь ты же - это я. Ты часть меня, моя половинка. Как я могу презирать тебя, что вообще я знаю о твоей жизни? Мысли путались у меня в голове...

Вместо этого я обнял его и вдруг, сам того не ожидая, сказал:

- А знаешь, что - пойдем завтра в церковь!

- А нам можно туда?

- Дурачок... Почему же нельзя?

- Ну, вроде, попы не разрешают. Ну, это... Ну, таким, как мы с тобой...

- А мы и не к попам пойдем!

Мы шли по улице. Мелкий противный дождик попадал прямо в лицо. Мы подошли к церкви, внутри было достаточно много народу. Ни я, ни Димка не часто ходили сюда: особенный запах, атмосфера и лики вокруг, которые смотрели прямо на нас... Неумело перекрестившись, я глянул на Димку. Глаза его горели. "Боже, прости нас!" - пронеслось у меня в голове.

Мы вышли на улицу. Я глубоко вдохнул: воздух был таким осязаемым и материальным, что я легкими почувствовал его.

- Я сейчас, - сказал Димка и куда-то пошел.

А через пару минут стоял рядом, держа в руке два маленьких крестика на обычной черной веревочке.

- Смотри, - он показывал рукой куда-то вдаль.

Дождик прошел, и вдалеке, перекинувшись между домами и играя всеми цветами, появилась радуга. Мы улыбнулись друг другу, только вдвоем понимая ее смысл.

Мы стоим только в начале нашего пути. И я верю, что нам предстоит еще долгая жизнь, и много еще в ней будет разного. Но теперь я точно знаю, что наша встреча и эти испытания, и глоток воздуха, и радуга, и даже этот рассказ - все в этой жизни не зря.

Автор:   Вадим Титов

Просмотров: 274 | Добавил: dmkirsanof | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar