Главная » 2016 » Сентябрь » 1 » Женька
11:34
Женька

Шёл уже второй год моей работы проводником "на паровозе" как это мы называли на нашем железнодорожном сленге. В одну из поездок (а мы уже возвращались в обратную сторону, что называется домой) на станции Мин.Воды подошёл ко мне паренёк
По его прикиду я сразу понял: срочник, в самоволке- уж очень у него был потрёпанный спортивный костюм с чужого плеча и неказистые, поношенные кроссовки.
-До Ростова возьмешь?
-Возьму, сколько дашь?
Надо сказать, что особого интереса он у меня не вызвал: во-первых я его просто не рассмотрел как следует в темноте, а с другой стороны, честно говоря, не до этого было, пятые сутки в рейсе, безумно хотелось домой.
-Ну, понимаешь, - замялся он, - у меня не так много, всего 50.000 (по-моему такие деньги были тогда) -Да ну, ты чего, - недовольно пробурчал я, - билет 120.000 стоит, имей совесть-то!
И тут я посмотрел ему в глаза: в них была такая печаль! Голубые бездонные глаза!
Что-то во мне щёлкнуло, даже не знаю что, может просто жалость, а может.... я не знаю, я не думаю что я тогда подумал о чём-то ещё.
-Понимаешь, я в самоволке, через 5 дней нас посылают в Дагестан (читай Чечню), - продолжал жалостно солдатик, - а я попросился в тихую, что бы меня отпустили на 3 дня к маме.
Это было сказано с такой надеждой, что я не смог устоять.
-Заползай, посиди пока у меня, потом распределю в купе.
Как назло, вагон был полный (напоминаю, мне ужасно хотелось просто лечь, поспать пару часов).
-Придётся тебе со мной сидеть, - говорю ему,- вагон битком.
-Посижу, спасибо тебе.
Он забился в угол у окна.
Тем временем всё шло своим ходом, я уладил все формальности с пассажирами, дело к ночи, все спят.
Зашёл к себе в купе, зажег "дневной" свет, чтобы заполнить бумаги, и только тут я по-настоящему разглядел его. Белобрысенький ёжик, в принципе ничего особенного, милое детское личико.
Разговорились. Он из Морозовска, зовут Женя, служит пол-года. Девчонка? Да, есть, осталась на гражданке. Жениться? Да нет, не было мысли пока. (Звоночек!). Почему? Не знаю, наверно не так всё серьёзно.
Тут пришли девчонки с соседнего вагона. Собрались ужинать. Ну, там где ужин там и бутылка. Что греха таить, хоть и на работе, но за нашим братом сами знаете...
Одна, вторая..Оп! Станция, впрочем не долго, всего-то 3 минутки, но.. девчонки больше не пришли - сослались на усталость и пошли спать (кстати, у меня на их счёт были очень большие подозрения, что и подтвердилось впоследствии, уж очень они были хорошими подружками, ну да ладно, история не про них)
Початая бутылка не должна быть позорно заставлена в шкафчик до утра, а должна быть с честью допита, что и было предложено мною уже изрядно окосевшему Жене.
-Ну что ж, допивать так допивать.
И тут в меня как бес вселился, не знаю, я как бубухнул ему в лоб:
-А ты Жек, когда-нибудь с мужиками пробовал?
Бурной реакции не последовало, возможно алкоголь сыграл роль.
-Нет, не пробовал, - коротко ответил он.
-А хочешь? Давай попробуем, - с ухмылкой, сам не знаю на что надеясь и удивляясь самому себе и своей смелости, сказал я.
-Стрёмно.
-Не боись, вот ты в части приглядись, ничего не замечал такого разве?
-Не-а! - икнул мой "боец на ночь", - а налей-ка мне ещё пожалуйста!
Видимо такой бесцеремонный "наплыв" с моей стороны можно было переварить с некоторой дозой алкоголя.
Молча опрокинул, молча встал, молча сходил в туалет в дальний конец вагона, как-то буднично:
-Я готов
-К чему? - опешил я, не ожидая такой прыти
-Ну, как ты сказал.... ну это.... ты и я, - словарный запас куда-то с неимоверной скоростью улетучивался.
Делать это в купе было опасно, так как постоянно ходили из вагона в вагон другие проводники и то и дело заглядывали "на огонёк", и закрытая дверь отнюдь не преграда (кто работал, может быть поймёт о чём я).
И я, как последняя блядь, повёл парня в узенький тесный туалет, хотя я крайне отрицательно отношусь к таким "манёврам" в отхожих местах.
Ну вот долгожданное. Вот я снимаю с него дурацкие спортивки, милые семейные трусики в какой-то весёленький рисунок. Вот перчик, отнюдь не оправдавший надежд, хотя по правде, меня совсем не это интересовало, а как раз то, что находится "с кормы".
Честно говоря, реакция была вялая, практически нулевая.
"Видимо придётся поработать", - подумал я думая о том, что довольно трудно будет раскрутить парнишку с первого раза сразу на пассив.
Целуемся "взасос", долго, протяжно, а колёса всё стучат и стучат...
Видимо, моему Бойцу это тоже изрядно поднадоело, и он, не говоря ни слова, поворачиваясь ко мне задом, говорит: "Ну давай! Делай, что ты хочешь. Я же вижу, что тебе это нравится больше"
Ну и ну! Вот тебе и в первый раз! Тень сомнения закралась в мою душу. Однако она была безжалостно изгнана, когда я начал в него потихонечку вкручиваться.
Попка была действительно не разработанной, и действительно ему было больно. Парнишка начал немного скулить, а за тем и подвывать в такт моим движениям.
Обескураженный этим обстоятельством, я спросил у него:
-Тебе что, больно всё ещё?
-Угу, - нечленораздельное мычание в ответ
-Больно? - кажется во мне стала просыпаться совесть
-Нет, мне просто приятно.
Парень действительно "поплыл". Надо ли говорить, что кончили мы под аккомпанемент стука колес на "стрелках" - поезд въезжал на станцию.
Блядская "Кавказская", стоянка 20 минут, 4 утра, а открывать и выходить на перрон надо, хоть и не садится никто, но всё рано, ревизоры шастают- в общем пришлось нам прерваться, как мне показалось, с большим сожалением для Жени.
Ну, давай же, отправляйся, проклятый поезд, давай же! Наконец-то, поехали. До Ростова можно завалиться на полку, никто не придёт, водка выпита, все спят.
Иду открывать сортиры после стоянки. Жека тут как тут.
-Открой мне "наш"
-Да,да
Дрожащая рука увлекает меня с собой. Дверь, замок, губы... Боже, Женя, зачем же здесь, уже можно пойти в купе. Нет, здесь, сейчас, и также как и раньше.
Мне страшно. Совесть колотит меня по вискам (а может водки мало?). Парень совсем "запал". Что я делаю? Зачем мне это? Я ведь не увижу его больше. Он служит, его переводят, адреса не знает.
- Пиши мне домой к маме, в Морозовск.
Боже! Да, да, Жека, я буду писать маме, она перешлет обязательно.... Прости меня Женя за обман! Ведь знаю, что не буду, знаю, а обещаю. Зачем? Нет, я не боюсь за себя , я за тебя боюсь, а вдруг мать вскроет, и что? Как ты с ней потом? Ты ей всё скажешь? Нет, Жень не делай этого, испортишь себе всю жизнь, потом позже, когда взвесишь всё.... не давай обещаний, когда слепо любишь...
Утро предательски забрезжило лучами восходящего солнца. До Ростова час. Пошли спать Жека, а то я совсем сломаюсь.
Всё, спать, забыть, скорей во власть Морфея, хоть на час...
Ростовское утро.Всегда ассоциировалось у меня с похмельным синдромом после вечерних возлияний, неприятным запахом во рту и сворой покидающих мой вагон командировочных пассажиров, нахально и незамедлительно требующих свои билеты обратно, и почему-то упорно не желающих возвращать бельё до последней минуты своего путешествия.
Это утро осталось в моей памяти ещё и с лицом Жеки, такого наивного ребёнка, посапывающего у меня на первой полке, а ещё и с лицом Любки, проводницы с соседнего вагона, заглянувшей ко мне за талончиками на постель, и несказанно удивлённой, что какой-то парень спит у меня в служебке на первой полке (моё законное место, ранее не уступаемое никому ни при каких обстоятельствах).
-Просыпайся Жек, Ростов!
-Да, уже?
Тоска, тоска в глазах, печаль и боль... боже, что я сделал!
-А хочешь, поезжай со мной до Новочеркасска, это всего час от Ростова, вернешься на электричке? - надежа умирает последней.
-Так вы едете через Новочеркасск?
Удивление, радость,всё сразу.
-Мне же это по пути, мне в Морозовск!
О да! Совсем у меня память отшибло, он же говорил.
-Отлично, поедешь со мной до Лихой, это ближе всего от Морозовска твоего. -Но....- замялся Жека, - у меня с деньгами туго, я ведь не смогу заплатить.
Какие деньги, парень, о чём ты, моё солнышко, он же ребёнок ещё, что я наделал....
Вообщем время пролетело... вот и Лихая. Стоим, станция, 2 минуты до отправления. Нервно курит, руки дрожат. Эх, Жека,Жека, ну что ты так, на мне не сходится свет клином, будет ещё у тебя всё. Ах пакет в шкафчике, да,да, пойдём я тебе открою.
Стук неумело второпях захлопываемой двери, последний жаркий поцелуй. Обещай, что напишешь, я буду ждать, там в Дагестане, мать перешлёт.... Мне хочется друга, такого, как ты...
Нет, Жека, не перешлёт тебе мать моё письмо,и не потому даже, что я, урод такой, не напишу тебе, тебя не найдут письма вообще, и не Дагестан это будет, а Грозный......
Шла осень 1994 года, до новогоднего штурма Грозного оставалось совсем немного....
Прости меня Жека, прости...
А может ты жив?
А может мне, дураку, показалось всё про чувства, про всё это? Может это было просто банальное, очередное совращение очередного паренька?

Автор: jmc

Просмотров: 156 | Добавил: Mar-Avreli | Теги: jmc | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar